Леди относились к людям бережно, защищали, не убивали. Ночные рыцари не заморачивались такими мелочами, как сохранение жизни смертным. © Флора Даханавар

Прогуливающиеся по улицам под мягким снегом, люди наслаждались субботним вечером, "сказочной" погодой, "красивым" снегопадом, "долгожданными" праздниками © Дарэл

Никто не услышал, как Миклош Бальза обронил, словно случайную фразу... - Называть Хранью сукой могу только я. © Миклош Бальза

Одни из первых уроков для юного птенца абсолютно в любом клане посвящены правилам взаимодействия и характеристикам остальных семей. © София Кадаверциан

Ему хотелось стать сильнее, чтобы в клане его уважали, чтобы даже Амир был вынужден с ним считаться. Чтобы его ценили и боялись потерять. © Натан Янг

Кендру колотило, но не от холода. А ещё эти люди, подвернувшиеся ей под руку, не смогли загасить злость, только разожгли ещё больше. © Кендра Кадаверциан

Китаянке хотелось бы потешить взор Нахттотера кровью и муками. Ужасом, отчаяньем, страхом близкой смерти. Но что поделать. © Хо Лин Тхорнисх



Дона
Рамон
Валентин
Амир

Киндрэт: дети ночи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Киндрэт: дети ночи » Настоящее » 30.12.2017 Подарок клану Смерти


30.12.2017 Подарок клану Смерти

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Через столько лет и в новый мир
http://s6.uploads.ru/LwbGD.png


Anna-Maria Luder
&
Kendra Kadavertsian

Минусовая температура, густой снегопад.
Москва, окрестности станции Новоясеневская.

30 декабря 2017
Три часа перед рассветом.


Запах крови и смерти нередко неотрывно следуют друг за другом. А что, если их уловить вне морга и кладбищ? Говорят, Новый год - время волшебства. Но это уже слишком.

2

Сны. Они снятся всем, даже бессмертным. Особенно бессмертным.
Когда ты спишь уже третье столетие, кажется, что любой сон видишь тысячный раз. Всё идет по кругу. Событий человеческой жизни слишком мало, чтобы заполнить вязкую темноту сознания.
Рано или поздно они заканчиваются. И заканчивается сон.
Ты просыпаешься, смотришь вокруг, пытаясь вспомнить, кто ты, где ты находишься, как ты здесь оказалась…
И не помнишь.

Анна-Мария медленно повела головой в сторону. Сейчас она мало напоминала человека. Существо, поднявшееся с плоского камня, было похожим на умертвие, пугало из страшных сказок.
Хотя на деле являлось всего лишь очень голодным вампиром.
Тонкие ноздри затрепетали, чуя маленькую путеводную нить. Жизнь, там, близко, иди, вперед, не медли…
Девушка облизала сухие горячие губы.
Голод разрывал изнутри, выкручивал суставы, мешал сосредоточиться. Казалось, будто блондинка проглотила головешку из которой теперь разгорается целый пожар.
Пожар?..
В глубине сознания мелькнуло воспоминание.
Дом. Огонь. Запах дыма и черные хлопья пепла. Позади.
Мелькнуло и ушло, уступив место всепоглощающему чувству жажды.
Ей нужна кровь… немедленно…
Анна-Мария была уверена, что вцепится в любое живое, наполненное кровью существо, кем бы оно ни являлось. Даже если бы это была крыса.
Но на горе молодой киндрэт, ей никто не попадался, пока она брела по затхому тоннелю, улавливая лишь мимолетный запах. Человек. Еда. Близко… ближе… ещё ближе…
На мгновение девушке показалось, что она ослепла. Инстинктивно вскинула руку, закрывая мигом заслезившиеся глаза. Даже тусклые дежурные лампы на давно закрытой станции метрополитена дезориентировали на несколько мгновений.
- Э, ты! - кажется, её заметили.
Их было двое. Затянутых в невзрачную форму, которая едва сдерживала тучные тело. Отекшие усталые лица с глубоко залегающими синяками под глазами. Похоже, что ребята отбывали вторые сутки.
- А ну сюда иди, быстро! Интересно, как пробралась только, всё же проверяли?!
Они приняли её за нищенку. Неудивительно. Бледная, как тень, со спутанными в колтуны светлыми волосами. В грязной истрепавшейся одежде, которая сейчас больше походила на лохмотья. Рефлекторно сжимающая в правой руке какую-то побрякушку. Украла?..
Анна-Мария бросилась вперед с прытью, достойной любого хищника. Движение получилось смазанным для человеческого взгляда. Ни один не успел понять, что произошло. Доля секунды - время, которое ощущают только киндрэт - и стоящий справа заваливается на пол, с хрипом зажимая располосованную шею.
Но девушка не останавливается на нём, инстинктивно чувствует, что нужно обезвредить второго. Прыжок - она сбивает его с ног и безжалостно сжимает пальцы на хрупком горле, пока тонкий слух не различает хруст позвонков.
Только через пять минут Анна-Мария осознает себя. Рывком отстраняется от обескровленных трупов, разглядывает с паническим страхом, смотрит по сторонам.
И снова не помнит.
Зачем она сделала это? Что происходит? Почему?..
В глубине души зарождается чувство вины. Она не хотела убивать! Она не убийца! Это не она, нет!..
Пошатываясь, девушка поднимается на ноги. В зеленых глазах плещется ужас и непонимание.
Где она? Что это за место?
Губы до сих пор чувствуют металлический привкус. Анна-Мария смотрит на свои руки и они в крови. Она вся в крови - ладони, лицо, одежда… Всё свидетельствует о том, что именно она виновница смерти этих двоих.
Рядом с одним из лежащих девушка замечает белый костяной амулет. Наклоняется, чтобы поднять, потому что смутно ощущает это важно. Амулет привычно ложится в руку, тоже пачкаясь алым, и блондинка рефлекторно сжимает пальцы, прижимает его к груди.
Не отберут. Отдаст сама. Когда почувствует…
Голова раскалывается. Назойливый шепот, который отступил на время трапезы, возвращается. Анна-Мария отвыкла воспринимать его в реальности и потому морщится, старается не прислушиваться, но он всё равно звучит изнутри. Как будто шепчут демоны, что живут в ней. Кажется, именно это утверждали врачи? А потом привязывали к постели, читали молитвы, стараясь изгнать этих демонов.
Но всё тщетно.
Девушка делает шаг назад. Чувство тревоги стучит молоточком в районе солнечного сплетения. Ей нужно бежать. Но куда? Куда пойти, как скрыться, если ты даже не знаешь, где находишься? Вопросы, на которые у неё нет ответов, и она медлит. Рассматривает тела, замершие в неестественных позах. На их лицах гримаса недоумения. Они даже не успели толком испугаться.
“Простите меня, я не хотела…”, - искренне кается Анна-Мария. Она не хотела убивать и не знала, что на неё нашло. Что это было за странное чувство.
Кто бы объяснил? У кого попросить помощи?

3

И нет покоя мёртвым после смерти.

Тридцать первое декабря становилось всё ближе и, оглядываясь на события минувшего месяца, Кендра задавала себе риторический вопрос - это всё из-за того, что Кин стала частью общества киндрэт и ей открылись новые грани жизни, или при делах всё же конец года и грядущее начало нового? Учитывая "иронию" с приставкой "само", а так же отсутствие у себя любви к так называемым приметам, появился и третий вариант. Просто так сложилось. Просто Кин давно отвыкла быть под чьим-то крылом и не привыкла быть подотчётной Софи.
Короткий приступ рефлексии по поводу ненормального месяца в целом закончился несколько часов назад. Кендра оставила центр Москвы, живой и лишённый пустоты на улице в любое время суток, и отправилась бродить как можно дальше.
Кендра сняла с руки перчатку и вытащила из кармана телефон. Два удара по сенсорному экрану пальцем, потому как с первого раза техника не желала признавать, что от неё требуют ответ, и свет с экрана заставил Кендру прикрыть глаза. Хождение в потёмках улиц заставили её глаза привыкнуть к темноте и поток неяркого света сейчас был почти как вспышка сверхновой в пяти километрах от поверхности небесного тела.
Да уж. Носить солнцезащитные очки ночью уже не кажется такой уж нелепой идеей. Но тогда любой патруль полиции будет иметь право остановить девушку и проверить, не обкурилась ли она часом. Не так уж далеко от истины, но, к сожалению полицейских, которых тут всё же не было, Кендра выкурила за сегодня половину пачки самых обычных сигарет. Не марихуаны, ни травы с газона, а самый обычный табак.
Привыкшие к свету глаза дали разглядеть время на экране телефона.
04:10
Три часа до рассвета. По хорошему, Кендре стоило бы развернуться и идти в обратном направлении, но флюиды местного кладбища не отпускали. Любой другой некромант уже давно бы прошёлся среди надгробий, пропуская через себя местную энергетику, может присмотрел бы себе одного-двух мертвецов. Но неофиту, которая едва по записям смогла сделать подобие прислуги, туда явно не стоило даже смотреть. Потому Кин обходила его по краю, в паре метров от ограждения. Через заросли кустов и ветвей деревьев, ветки которых явно давно не подрезали, Кин не могла разглядеть ни одного надгробия. То, что совсем рядом находилось кладбище, говорили разве что соответствующие флюиды. Ну и табличка на заборе, которую Кин прошла пару минут назад. Пусть та и была написана на русском, но как выглядит слово "кладбище" кириллицей, Кин выучить успела.
Погасив экран телефона и убрав его обратно в карман, Кин пришлось снова привыкать к темноте. Всё же, это не центр города. Люди тут в большинстве своём ложились спать ещё до полуночи. На улицах часто не доставало кусков асфальта. Та чего уж там часто - улица, по которой сейчас шла Кин, состояла сплошь из кусков непонятного месива и ям. Приходилось смотреть себе под ноги, чтобы не проверять на себе, на столько ли киндрет на самом деле крепкие или перелом ног об дорогу для них вещь такая же реальная, как и солнце.
Кендра шла в тишине. Что на плеере, что на телефоне - заряда осталось не так уж и много, холод с техникой творит не самые лучшие вещи. Тоже вроде бы аргумент с тем, чтобы вызвать такси, на пальцах объяснить водителю, куда ехать, и вернуться домой, но... Что-то её тут удерживало. Помимо желания оставаться одной вдали скопления людей и киндрет.
Сквозь густой снегопад разглядеть ямы и ухабы становилось сложнее. Кин то и дело приходилось вынимать руки из карманов, чтобы возобновить баланс и не упасть. Один раз ей это не совсем удалось. Но вместо того, чтобы с размаху упасть головой в снег, девушка припала на одно колено. Прелестно. Если подтает, то в этом районе будет знатный гололёд. Но пока на этой улице не повезло быть только Кендре, а жители кладбище не торопились покидать свои могилы ради того, чтобы пораскинуть своими костями.
Кладбище уже осталось позади, когда Кендра уловила что-то... непонятное. В то же время знакомое, но другое.
Будь здесь рядом Софи, она бы сказала что-то вроде "Постой здесь". Но вот это "здесь" оказалось входом в станцию метро, внезапно вынырнувшим перед Кендрой из снегопада. Да и самой Софи здесь не было.
Я ещё пожалею об этом.

Сломать замок на дверях оказалось делом пустяковым. Ударить посильнее и холодный металл уже словно со скрипящей обидой пропускает девушку внутрь.
Темно. Тихо. Только снаружи с тихим воем в щель между створками дверей пробивается холодный ветер. В глубине души Кин уже жалела о том, что оказалась внутри. Но знакомое чувство внутри подсказало, что Кин на верном пути.
А если ловушка?
"Ну, если это так", не без мысленной усмешки подумала Кин, "минус головная боль для Софи."
Существо, не так давно ставшее бессмертным, за это самое бессмертие ещё не цеплялось. Потому, слушая свои собственные шаги в пустом холле, Кин не занималась ничем более, кроме как удовлетворением своего любопытства. К тому же, ощущение Смерти не такое уж и чуждое. Другой вопрос - откуда и почему. И не факт, что за ответ не придётся платить своей головой.

Эскалатор, разумеется, не работал. Если в торговых центрах на момент закрытия стояли или висели запрещающие проход таблички, то здесь только турникет, не представивший для Кендры ни малейшего препятствия. Даже в бытность человеком хватало всего лишь перепрыгнуть через него. Сейчас же ничего не изменилось. Секунда и вот уже она стоит на одной из сотен ступеней, ведущих вниз. Впереди несколько километров тишины и темноты. Но из всего того, что при таком же раскладе обычно демонстрировали в фильмах жанра "ужасы", здесь находились только кровосос и крысы.

Внизу сеть не ловила. Что же, двадцать минут на спуск, ещё больше севшая батарея и напоминание о том, что Кин давно была в метро для того, чтобы сбросить Софи банальное смс тогда, когда ей пришла в голову эта "гениальная" идея. Но ощущение, которое привело Кин вниз, становилось всё сильнее. А тратить ещё двадцать минут на подъём на поверхность не очень и хотелось. Особенно тогда, когда она была так близко к источнику.
К запаху сырого воздуха добавился ещё один, только более материальный и вполне осязаемый носом. Кровь, в которую Кендра незамедлительно наступила ногой - звук шага об обычный бетонный пол сопроводило тихое хлюпанье. Нога едва не поехала на ставшем скользком полу и пришлось сделать шаг назад.
Фонари на полу скудно освещали пространство, но Кин хватило и этого. Два не очень приятных с эстетической стороны обескровленных тела, кровь на полу, на рабочей униформе. И неподалёку сидела, кажется...девушка?
Здравый рассудок говорил, что надо бы уже уходить отсюда. И он же - что теперь вряд ли её отпустят просто так. Свидетель же. А вот характер убеждал остаться и выяснить всё до конца, а не уходить, только вот всё увидев.
- Прелесть какая, - без особого энтузиазма в голосе, Кин вытерла подошву своего сапога об униформу. Всяко она им уже чистой не нужна. Да и вряд ли она была чистой больше одного дня, когда рабочие только её получили. Девушка слегка придавила ногой плечо одного из мужчин, не став нагибаться.
Судя по разорванных шеях и видимой хрупкости девушки, Кин стразу отбросила мысль о том, что это обычный маньяк или психопат. Ну, может быть и психопат. Но то, что Кендра не смогла даже навскидку распознать группу крови, да и вообще отдавало от девушки явно не человеческим признаком, соответственно - киндрэт. Вот только...в своём ли разуме? Кто мог здесь оказаться? Впавший в немилость новобранец Тхорнисх? Незаконно-обращённая Асиман? Или может свернувшая на кривую дорожку Вьесчи?
- Заблудилась? - Кендра обратилась к незнакомке спокойно и таким тоном, словно интересовалась - как сударыне нынче погода наверху, не слишком ли дизайнеры пренебрегают надёжностью материала в угоду новизне и в ущерб практичности? - Если ты живёшь не здесь, стоит поторопиться. Рассвет через три часа.
Разговаривая на английском, Кин чувствовала себя увереннее. Она не особо беспокоилась на тему того, что незнакомка может на неё напасть. Нет, вот как раз напасть она могла, но Кендра представляла питательную ценность только для тех, кто предпочитает "пожирать взглядом" и не более того. Правда, найдёныш мог стать исключением. Но так это или нет, ещё предстояло узнать. А ещё её кольнуло лёгкое сожаление, что она не догадалась отправить сообщение Софи или Дарэлу ещё до того, как сломала замок. Испытывать же телепатические сигналы при незнакомке Кендра не рискнула.


Вы здесь » Киндрэт: дети ночи » Настоящее » 30.12.2017 Подарок клану Смерти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC