Леди относились к людям бережно, защищали, не убивали. Ночные рыцари не заморачивались такими мелочами, как сохранение жизни смертным. © Флора Даханавар

Прогуливающиеся по улицам под мягким снегом, люди наслаждались субботним вечером, "сказочной" погодой, "красивым" снегопадом, "долгожданными" праздниками © Дарэл

Никто не услышал, как Миклош Бальза обронил, словно случайную фразу... - Называть Хранью сукой могу только я. © Миклош Бальза

Одни из первых уроков для юного птенца абсолютно в любом клане посвящены правилам взаимодействия и характеристикам остальных семей. © София Кадаверциан

Ему хотелось стать сильнее, чтобы в клане его уважали, чтобы даже Амир был вынужден с ним считаться. Чтобы его ценили и боялись потерять. © Натан Янг

Кендру колотило, но не от холода. А ещё эти люди, подвернувшиеся ей под руку, не смогли загасить злость, только разожгли ещё больше. © Кендра Кадаверциан

Китаянке хотелось бы потешить взор Нахттотера кровью и муками. Ужасом, отчаяньем, страхом близкой смерти. Но что поделать. © Хо Лин Тхорнисх



Дона
Рамон
Валентин
Амир

Киндрэт: дети ночи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Киндрэт: дети ночи » Настоящее » 17.12.2017 - Where is my blood?


17.12.2017 - Where is my blood?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

— Извольте.
— Нет уж, это Вы извольте.

http://s9.uploads.ru/UTHPZ.gif http://se.uploads.ru/JuW0H.png


Miklosh Balza, Ho Lin Tchornisch
&
Kendra Kadavertsian

Снегопад, перерастающий в буран.
Москва, районная больница и окрестности.

17 декабря 2017
23:00


Тиха русская ночь, но трупы лучше перепрятать.
Что делать, если Новый Год скоро наступит, а достойной закуски ещё не нашлось? Резервы в пластиковых упаковках сойдут за вариант, пусть и менее тёплый, но точно без отвратных примесей.

2

Приближались новогодние праздники и Нахттотер мрачнел ночь от ночи, заставляя обитателей Лунной крепости перемещаться вдоль стен на цыпочках и дышать через раз.
Господин Бальза ненавидел праздники овец - было очень шумно и все овцы в округе были поголовно пьяны, обкурены или того хуже. В итоге, ближайшие дни до и после праздников были самыми голодными - приходилось либо не есть вообще, либо довольствоваться чем-то очень нездоровым и порой с последствиями для самочувствия.
Был, правда ещё один вариант - донорская кровь всегда была довольно чистой и здоровой, хотя конечно не отличалась иными качествами "живой" крови.
Миклошу окончательно надоело торчать в особняке в окружении тайком готовящихся к празднику солдат и он решил самолично отправиться на охоту за донорской кровью. Конечно, обычно этим занимались рядовые солдаты, тем более что клан Тхорнисх не часто пользовался подобным источником пропитания, но господин Бальза был неудержим! Впрочем, в одиночку отправиться на поиски пропитания ему не удалось - верная Хо не оставила Нахттотера в гневе и печали и последовала за ним.
Конечно, глава Золотых ос не знал, где в городе подходящие пункты донорской крови, но спрашивать он не собирался. К тому же, запас крови был в любой больнице, ну а с охраной в таким местах было очень печально. Не долго думая, "ужасный крокодил" в сопровождении Хо Лин, отправился в ближайшую районную больницу.

3

В преддверии праздников, лунная крепость всегда умолкала и будто бы вымирала. Хо прекрасно знала причину этого. Голод Нахттотера. Бальза, хоть и заботился о солдатах клана, разрешал праздники и увеселения и даже приказывал наряжать ель, сам в праздники становился раздражителен и вспыльчив. Виной всего была любовь овец к допингам во время праздников. Их кровь, загрязнялась до безобразия и как Хо не старалась лично следить за качеством поставляемых блондинок, с каждым разом становилось все хуже.
Китаянка безропотно подала Бальза пальто, застегнула все пуговицы и заботливо накинула на тонкую шею шарф, перед тем как Роман молча распахнул перед нахттотером дверь.  Хо выскользнула вслед за Нахттотером, предусматрительно распахнула перед ним дверь лимузина, а сама села на водительское сидение. Машина была предворительно прогрета, салон был теплым и Лин, заведя мотор посмотрела в зеркало заднего вида, где отразилось хмурое лицо Нахттотера.
Машина вырулила из ворот лунной крепости и утремилась в направлении города. Хо, посматривая в навигатор, ехала к ближайшей больнице, желая быстрее накормить Нахттотера и уже после этого, возможно, поесть самой.

внешний вид

Черные брюки, черное пальто, бежевая рубашка, полуботинки. Волосы собраны в высокий хвост.
При себе: Пистолет, ключи от машины, банковская карта, телефон.

Отредактировано Ho Lin Tchornisch (2017-12-06 01:41:05)

4

Для некоторый "завтра" не наступает никогда.
С началом зимы и первых гололёдов поступлений в морг стало больше. Помимо стандартного почти что супового набора в виде кусков мяса, которые относительно недавно были мотоциклистами, начали поступать и старики. Хрупкие кости людей обычно старше семидесяти лет не позволяли так без последствий падать на лёд. Кендра, например, в свою бытность человеком от падения на льду разве что обзаводилась набором синяков, но не более того. С возрастом, как и у любого человека, начались бы проблемы - скрип суставов, межпозвоночные грыжи, остеопороз, катаболизм и прочие страшилки, мелькающие на экранах ТВ больше, чем требовалось. Вот только в отличии от того же Слендермена, эти - вполне реальны. И именно они не позволяют некоторым старикам подняться с покрытого льдом асфальта, когда дрожащие от холода и старости ноги подводят их. Родственники, реже прохожие, вызывают скорую. И тогда старое, успевшее посинеть, тело оказывается на столе у Кендры.
Вскрытие всегда полагается проводить, если человек умер не из-за тяжело протекающей болезни. Иногда приходится передавать тело криминалистам, как, например, случилось в конце ноября - оступившаяся на лестнице старушка скончалась ещё до приезда скорой. Заботливые, но не очень умные, очевидцы подняли женщину со ступенек, посадили на лавочку, где та вскоре задремала. Вот только, когда прибыла машина с алым крестом на корпусе, разбудить женщину уже не смогли. На первый взгляд всё просто - старость. Ну оступилась, может испугалась, когда падала, вот слабое сердце и не выдержало. Только на деле оказалось хуже - "заботливый" внук устроил бабушке передозировку сердечными лекарствами. Проводя вскрытие, Кин находила следы препаратов во многих тканях. Иногда даже на глаз, не прибегая к патогистологическому анализу. Можно было списать всё на передозировку заботы, но Кин давно скептически относилась к такому, как чрезмерное рвение внуков помочь родственникам, которые в ближайшее время и так отдадут богу или богам, в зависимости от исповедуемой религии, душу. Обычно это заканчивалось ускорением событий. Как и в тот раз.
Ноябрьским вечером пришли родственники, чтобы забрать и похоронить тело. Там же находился глав.врач и следователь, обсуждая что-то своё. И пусть слова на русском Кендра совершенно не понимала, но видела, как спазм в горле мешал людям говорить, а в глазах застыло болезненное непонимание - как родной, близкий человек оказался таким ублюдком?
Потому что это в природе человека.

Кендра сидела на ступеньках и курила уже вторую сигарету за последние пять минут. Бычок первой был раздавлен невысоким каблуком сапога менее минуты назад. Никотина внезапно стало не хватать, а увеличение дозы ни к чему не приводило. Побочный эффект от становления киндрэт - рано или поздно сигарета станет исключительно эстетической деталью проходящих дней.
Наушники остались в кабинете. Угол корпуса телефона слегка колол Кендру в бок, словно с обидой напоминая о себе. "Эй, подруга, ты же всегда доставала меня, когда отправлялась на перекур. Что началось, нормально же всё было?" - наверняка именно это сказал бы телефон, будь Кин не из клана Смерти, а техномагов. Но такого клана не существовало и в помине, да и Кендра всё же Кадаверциан, а потому железяка бездушно молчала.
Тишина не давила. Тишина была той вожделенной бесплотной субстанцией, которую Кин жаждала последние два часа. Главный врач ушёл домой, едва закончилась смена, и в больнице начался беспредел. Одна из сотрудниц отмечала своё тридцатипятилетие. Шум, пьяный галдёж, звон стекла, а позже и музыка  пробивались из ординаторской на первом этаже в уютный, полный холода и мертвецов, морг в подвале. Не выдержав, Кендра поднялась на лифте на первый этаж, попросила у охранника, чей нос подозрительно начинал краснеть, его куртку и сейчас, подставляя лицо летящим хлопьям снега, наслаждалась тишиной. Шум города остался где-то за пеленой снега. Да и в этом районе с наступлением ночи некому шуметь - из всех развлечений в округе только больница, в которой профилактики для могли поставить клизму особо напористым ночным посетителям. Иногда через ворота проезжала "скорая", скрылась за углом больницы и в приёмном отделе начиналось веселье. Но не здесь. На ступеньках перед центральным входом в само здание можно было найти только неработающие уличные фонари и забитый до отказа небольшой мусорный бак.
А ещё, будь Кендра человеком, то нашла бы себе ангину, бронхит и коллекцию болезней внутренних органов от переохлаждения. Но всё, что ей грозило, так это испорченное от чрезмерного холода настроение. Впрочем, сам холод по шкале приоритетов находился выше того, что сейчас происходило на первом этаже.
- Свиньи, - раздражённо затянувшись, Кендра стремилась оттянуть момент возвращения внутрь как можно дальше. Но предпоследняя сигарета в её руках погасла, загоревшись напоследок чуть ярче. Увы, сам фильтр к курению не пригоден, надолго растянуть пусть и сомнительное, но удовольствие, не получилось. Выдохнув облако густого сигаретного дыма, Кин отправила бычок в полёт до мусорки, но порыв ветра швырнул его на ступеньку неподалёку от самой девушки. Пусть. Если снегопад будет и дальше усиливаться, то к утру никакой бычок под толщей снега не найдут, даже если наймут для этого Шерлока Холмса, Эркюля Пуаро и лейтенанта Фрэнка Коломбо.
Поднявшись на ноги и стряхнув с куртки охранника, которая при желании могла бы вместить в себя ещё восемь таких девушек, как Кендра, девушка приготовилась уже идти внутрь, явно не горя желанием это делать. К сожалению, перспектива оставаться на ступеньках до утра тоже не прельщала. Она уже преодолела несколько ступенек вверх, как услышала характерный звук движения резины колёс автомобиля по снегу.
Обернувшись назад, Кендра...ничего поначалу не увидела. Распущенные волосы под воздействием порыва всё того же холодного ветра оказались у девушки на лице. Потому, когда та с ними совладала и спрятала под поднятый ворот куртки, во дворе больницы уже стояла машина.
Странно. Вряд ли ввели часы посещения ночью. Может, нужна помощь? Тогда придётся отправить их в приёмное отделение, находящееся с другой стороны больницы. И не факт, что для объяснения такой мелочи не придётся воспользоваться гугл-переводчиком.

Отредактировано Kendra Kadavertsian (2017-12-07 05:46:29)

5

В данный момент Миклош был недоволен категорически всем абсолютно, вплоть до того, что они остановились слишком близко ко входу и засветили машину, хотя светить там было негде - уровень современного тотального раздолбайства позволял при желании приехать на танке и быть незамеченным.
Пробурчав что-то недоброе обо всём сразу, Бальза не стал дожидаться, пока Хо откроет ему дверь и покинул машину совершенно самостоятельно. Какое-то время он созерцал снег под ногами, бормоча ругательства на старонемецком, потом поёжился и стремительно направился ко входу в больницу, не оглядываясь, чтобы проверить, поспевает ли за ним Хо.
Нахттотер не собирался задерживаться в подобном свинарнике дольше необходимого и потому спешил. Проходя мимо какого-то существа в безразмерной куртке, он собирался просто пройти мимо, но ощущения ему не позволили. Миклош внезапно встал как вкопанный и недобро прищурился, пристально глядя на незнакомку.
- Кадаверциан?

6

Не очень стоило рассчитывать на не очень трезвого охранника на первом этаже у входа, потому Кендра сделала шаг в сторону, перегораживая дорогу идущим. Она уже готова была пуститься в долгие объяснения, что больница ночью не работает и ломиться в главный ход не нужно, да и вообще результата никакого не даст. И, если эти люди её не поймут и начнут настаивать, придётся послать их куда подальше. К счастью, современные молодые люди достаточно прогрессивны, чтобы знать, как звучит "пошёл отсюда нахуй" даже на английском. Если, конечно, это не выходец из пещер, где ещё существуют традиции рисовать на стене всем тем, в чём можно измазать палец.
Но даже через плотный поток снега Кин услышала одно слово. Одно, звучавшее одинаково на многих языках.
Что же, значит это не человек и вряд ли находится здесь просто так. Даже не стараясь использовать русский язык, Кендра воспользовалась английским. Насколько она знала, им владели многие киндрет. По крайней мере, если они были старше пятидесяти лет. Возраст стоящего перед ней определить сложно, ведь со временем вампиры внешне не стареют.
- По делу или нужна помощь?
Она решила опустить момент, где она подтверждает свою принадлежность к клану Смерти и называет своё имя. Надо будет - спросят. В конце концов, она же не Кристоф или Софи, чтобы расшаркиваться на морозе на такие мелочи.

7

Нахттотер злился и бурчал. Девушка безмолвно шла следом вполне понимая, что даже добытая кровь, не улучшит его настроения. Миклошь не любил полуфабрикаты из пакета, но что поделать, если сегодня он не захотел ждать, пока ему доставят подходящую овцу. Лин не нравилось то, что глава клана решил лично поехать в больницу. Место скопление больных овец благоухало болезнями еще до того, как они вошли внутрь. Охрана в прочим  тоже оставляла желать лучшего. Ничего удивительного. Медицина овец была не на самом высоком уровне, а Лин считала, что больных овец не стоит лечить. Это ухудшает генофонд человечества в целом и на улицах все меньше людей без каких либо хронических заболеваний.
Люди лечат людей, вытаскивают с того света недоношенных детей, сохраняют жизни даунам, дцпшникам и прочим отбросам, которые потом никак и не могут стать полноценными членами общества, но что страшнее, продолжают плодить таких же убогих как они сами.
На пороге сидела девушка в бесформенной, отвратительной куртке. Лин прошла бы мимо, если бы не почувствовала в этой странной курильщице собрата. Кадавершиан? Как странно. Колдуны перестали брать учеников несколько десятков лет назад…
Девушка встала преграждая им путь. Нахттотер остановился и посмотрел на блондинку.
- Кадаверциан? – высказал он ее мысли и китаянка вышла из-за его плеча встав рядом.
- Обращена недавно. Нет и года. Она вас не знает, Нахттотер.
Девушка обернулась и спросила не чистом английском.
- По делу или нужна помощь? – Лин не сдержала улыбки. Помощь Нахттотеру? От такой как она? Молодой, сопливой, еще не осознавшей кем именно стала, не потерявшей человеческих привычек? Еще пахнущей человеческой жизнью и миром овец? Хо сдержала смешок, что бы не нервировать Нахттотера и ответила. Так же на английском без акцента.
- Перед тобой Нахттотер Бальза. Глава клана Тхорнисх. – проговорила китаянка, мягко улыбаясь.

Отредактировано Ho Lin Tchornisch (2017-12-13 10:15:06)

8

Хо Лин демонстрировала дипломатию, а Миклош всматривался к неофитку.
Что забыла молодая иностранка в Столице и чем так заинтересовала Некромантов на столько, что её обратили? Впрочем, сейчас это не имеет никакого значения.
- Перед тобой Нахттотер Бальза. Глава клана Тхорнисх, – проговорила китаянка и Бальза остановил её жестом руки.
- Будем считать, что минимальные приличия соблюдены, - хмуро отозвался Бальза на английском. Язык он знал вполне прилично, хотя и не особенно любил и в его произношении слышались восточно-европейский акцент и немецкая чёткость.
- Мы просто заглянули за "консервами" - возьмём немного и уйдём. Просто покажите в какую сторону идти.
Ещё не хватало, чтобы юный некромант ходил за нами по пятам...


Вы здесь » Киндрэт: дети ночи » Настоящее » 17.12.2017 - Where is my blood?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC